Пряности в романе Герберта «Хроники Дюны»: запах меланжа и шуршание Шай-Хулуда

В середине XX мы не знали о спайсах. Знал ли о них Ф. Герберт, когда писал свою «Дюну» или просто предсказывал будущее? Сегодняшняя публикация Мир специй от автора, которая является и нашей читательницей: Светланы Симоненко.

Вот ведь как бывает: захочешь полететь на далекую планету или отправиться на поиски приключений в Межгалактическое пространство, а нужных тебе способностей и нет. И корабля специального для полетов в Космос тоже не придумали. Неужели так и придется навсегда застрять на планете Земля, не познав все прелести гравитации?

Специи в хрониках дюны

Удачное решение проблем предлагает книга Фрэнка Герберта «Хроники Дюны» — фантастический роман, написанный автором в 1965 году. Сюжетное повествование весьма необычно, но, начиная читать книгу, задумываешься и понимаешь, что доля смысла и правды в ней все-таки есть. Суть произведения скрыта в цитате:

«Был он воин и мистик, чудовище и святой, лис и сама воплощенная невинность, меньше, чем бог, но больше, чем человек. Нельзя мерить Муад’Диба обычной меркой»

означавшей, что любой, допущенный к Гильдии Святых, мог быть и человеком, и Богом одновременно. Но при чем же здесь специи? — задаст вопрос заинтригованный читатель.

Путешествие по страницам волшебной книги

Представьте себе огромную пустыню, где царствуют величественные песчаные дюны и барханы, воют, ударяя знойными порывами, ветры и солнце обжигает настолько сильно, что уже через минуту пребывания здесь нестерпимо хочется пить. Арракис — безжизненная, пустая, на 99% покрытая песком и голыми скалами территория, которую жители Галактики называют Дюна. Полное отсутствие воды, живущие в недрах песка гигантские черви, пожирающие плоть, железо и любые предметы, способные двигаться, — все эти факторы представляют планету Дюна, как совершенно неприглядные для существования человека земли. Никто не хотел бы жить в таком мире. Если бы не загадочный наркотик.

Таинственный «spice» и основы бытия

Вольные наемники — «harvester-ы» добывают странную штуку из недр, рискуя быть съеденными огромными монстрами Шай-Хулуда, получая за Пряность баснословные суммы.

«Вы помните, какой был вкус у Пряности, когда вы попробовали ее в первый раз?- Она напоминала корицу.

— Но вкус ни разу не повторялся, – заметил Юйэ. – Она как жизнь – каждый раз предстает в новом обличье. Некоторые полагают, что меланжа вызывает так называемую реакцию ассоциированного вкуса. Иначе говоря, организм воспринимает ее как полезное вещество и, соответственно, интерпретирует ее вкус как приятный, – это эйфорическое восприятие. И, подобно жизни, Пряность никогда не удастся синтезировать, создать ее точный искусственный аналог…» 

Жители всей галактической системы готовы обменять все свои сбережения и сокровища ради одной дозы спайса, дающего сверхъестественные способности. Что же такое «spice»? Это лекарство от старости и сильнейший наркотик, семя раздора между Королевствами и семейными Домами Харконненов и Атрейдесов, волшебный ключик, открывающий дверь пространства и времени.

Хроники Дюны для Мир специй

Пряность Дюны стала настоящим зверем, тянущим упряжку гидравлического деспотизма, эдакой «космической тягой», работающей в пределах огромной Империи. Пряность пряностей, меланж, с помощью которой навигаторы Гильдии способны перемещаться во времени и космическом пространстве, дарит сверхъестественные способности ведьмам Бене Гессерит, а ее гериатрические свойства способны обеспечить долголетие всем живым существам Галактики. Она держит исполинскую платформу гигантской Империи зла, питает надеждами тех, кто верит в чудо, заставляет действовать и творить. Ее нельзя синтезировать или воспроизвести в лабораторных условиях, ибо это продукт жизнедеятельности мельчайших организмов, выброшенный на поверхность пустынных скал и песков.

Фрэнк Герберт закрутил интригу, построил психологию, философию и, если хотите, своеобразную религию вокруг единственной специи, не имеющей определенного вкуса. Одни, потребляя спайс, чувствовали незабываемый аромат детства, напоминавший вкус коричных булочек, другие — острый привкус кориандра и жгучего перца, третьи наслаждались ароматами шафрана, имбиря или ванили. Наркотик. Неповторимый и желанный, но всегда новый и воздействующий на главные рецепторы мозга, заставляющий работать его на полную силу.

Фантастика или реальность?

Проводя параллель между произведением Фрэнка Герберта и современностью, сложно не заметить связь и зависимость человека от специй и приправ. Согласитесь, бабушкин борщ без травки, корешков и пряностей не будет таким же вкусным, мамины пироги — ароматными, а собственноручно приготовленные оладьи — пышными и нежными. Использование специй в приготовлении блюд — это не просто действия, направленные на улучшение вкуса. Это священный ритуал, требующий четкого соблюдения дозировки и сфер использования, ценное наследие, передаваемое из поколения в поколение, семейный секрет и даже таинственное посвящение в мир изысканного и безупречного вкуса и аромата.

Автор: SvetkaSimona

TEXT.RU - 100.00%

Пряности в романе Герберта «Хроники Дюны»: запах меланжа и шуршание Шай-Хулуда
подписаться на обновления

9 thoughts on “Пряности в романе Герберта «Хроники Дюны»: запах меланжа и шуршание Шай-Хулуда

  • 2015-12-12 at MSK05:12
    Permalink

    Помню в молодости читала «Хроники Дюны». И про спайс помню. Наркотик — это, конечно, плохо. Спайс тоже вызывал привыкание и производил раздоры и убийства… А вот пряности сейчас довольно доступны, и большинство из них очень полезны для организма!

    Reply
    • 2015-12-14 at MSK04:12
      Permalink

      Если воспринимать книгу Гэрберта как пропаганду наркотиков, это будет неверно. Ибо спайс был не просто наркотическим веществом, вызывавшим зависимость. Для человека он был эдаким волшебным пенделем, дающим возможность покорять временные пространства, вершить чудеса, перемещаться между планетами. Автор книги воплотил человеческие желания ленивых, лежащих на диване и мечтающих об именно таком спайсе — дающем силу, способности, мозги. Вся книга — тонкая философия, построенная на подробнейших описаниях отношений к наркотику, природным ресурсам. Да, спайс — семя раздора и объект желаний. Но добыть его надо постараться, ибо черви просто сожрут вас и глазом моргнуть не успеете. Книга хорошо описывает последствия, которые ждут смертных, попробовавших спайс и не сумевших добыть его снова (кстати, очень ярко и сочно, прочитав, наркотик попробовать не захочется).

      Книга Гэрберта — скорее руководство для молодежи, намек, что не все, что блестит — обязательно золото и, когда Муад Диб отправляется в пустыню, об этом четко сказано. В книге Гэрберта главной ценностью считается вода, плодородная земля, а спайс — предмет интереса богатых и слабых и в каждой строке произведения это очень хорошо прослеживается.

      Reply
  • 2015-12-13 at MSK06:12
    Permalink

    в статье делается упор, что описываемое в «Дюне» вещество является наркотиком, хотя это далеко не так. в тексте книги оно называется именно пряностью, поэтому игра со словами получилась крайне неудачной. хотя, не спорю, для поисковиков сей провокационный материал будет лакомым куском.

    Reply
    • 2015-12-13 at MSK04:12
      Permalink

      У каждого свое восприятие информации. Я, например, согласна с автором: раз пряность была столь притягательной, за ней готовы были охотиться, она вызывала приятные незабываемые ощущения, значит, это не что иное, как наркотик. А на счет провокации и поисковиков… Вряд ли поисковики накинутся на информацию о романе Хроники Дюны на сайте о специях.

      Reply
    • 2015-12-14 at MSK04:12
      Permalink

      Видимо, вы невнимательно прочли рассказ.

      «Это лекарство от старости и сильнейший наркотик, семя раздора между Королевствами и семейными Домами Харконненов и Атрейдесов, волшебный ключик, открывающий дверь пространства и времени.»

      — это была пряность пряностей, меланж, способный уносить за пределы человеческого разума, непостижимый и желанный, но дорогой и недоступный для простых смертных.

      Что такое спайс для жителей Дюны? Одни неплохо зарабатывали на этом, другие — не способны были существовать без ежедневной дозы, третьи — или презирали, или завидовали тем, кто владел хотя малейшим запасом этого уникального вещества. Наркотик. Да. Ибо он вызывал чудовищные привыкания уже после первой дозы. Но привыкание это было не таким, как мы привыкли его представлять. Потребляя меланж, люди обретали новые способности — это делало их зависимыми. Так что да, это был наркотик. И он был пряностью. 🙂

      Reply
  • 2015-12-13 at MSK06:12
    Permalink

    > раз пряность была столь притягательной, за ней готовы были охотиться, она вызывала приятные незабываемые ощущения, значит, это не что иное, как наркотик

    тогда под определение наркотика может попасть абсолютно всё, вплоть до сладостей и чая с кофе

    Reply
    • 2015-12-14 at MSK04:12
      Permalink

      Но сладости и кофе не дадут вам сверхъестественных способностей. Вот в чем секрет спайса Дюны.

      Reply
    • 2015-12-14 at MSK09:12
      Permalink

      Да, это тоже в определенной степени наркотики) Не зря же в некоторых конфессиях отказываются от употребления кофе-чая.

      Reply
  • 2015-12-19 at MSK06:12
    Permalink

    Какие страсти оказывается могут твориться вокруг специй. Никогда бы не подумала.

    Reply

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *